Красный цвет обречённости

Социальные катаклизмы способны к превращению в спектакль. Он начинается с определённого момента, когда невольные актёры-зрители (а грань здесь очень тонка) проникаются одним из предлагаемых сценариев. История ХХ века наполена такими примерами. К слову, Э. Ги Дебор считал, что окружающая реальность - вообще один большой спектакль, где режиссёр непознаваем, так как все играют отведённые им в матрице бытия роли.

Сценарность происходящего вполне доказывают нам последние события, которые мы можем наблюдать по телеэкрану. То, что десятый год чеченской войны (когда-то шизовой и неуправляемой) отмечен небывалой красочностью представления - "Слава, слава, слава героям!.." - с показательными поимками разномастных террористов ещё до того, как они успели задумать что-то противозаконное, бесконечными телесериалами о "героях-спецназовцах" и таким же понятным, как и в прошлом году, взрывом в Воронеже - должно говорить нам о том, что "всё идёт по плану". План же у нас, как принято, утверждается Госпланом. За отсутствием такового предположим администрацию президента.

Вспоминая Дебора скажем, что именно СМИ считаются ответственными постановщиками спектакля "общественного согласия" (Кому Дебор кажется непонятен, почитайте на досуге отечественного Пелевина, "Generation 'П'" - доступно и наглядно). Крылатая фраза "всё идёт по плану" слетела с уст какого-то чиновника из телеящика. Кажется, он что-то говорил про "монетизацию льгот".

Сама "монетизация" - бесчисленная тема для спекуляций. Чиновничий язык вообще способен придумывать такие определения, которые вызывают у непосвящённого благоговейный трепет. Здесь разыгран ещё один сценарий. Большевистское государство со времени "холодной войны" оставило нам в наследство так называемые "льготы". Это то, что оно обязывалось не забирать у населения 15-ти республик, поскольку большая часть заработанных гражданином советской империи денег и так шла в государственную казну и, сгласно легенде, наполняла неизмеримые в своей глубине "закрома родины". Льготы предоставлялись либо служащим госаппарата, либо тем, кто пострадал, работая на это государство или за него сражаясь: инвалидам, героям, ветеранам войн, ветеранам труда, пенсионерам. С помощью системы льгот почти что реализовывалась эсэсэсэровская утопия - работая, жить без денег, бесплатно, на обеспечении государства, которое всё решает.

С 1991 года государство ненадолго выпало из процесса извлечения прибыли. Как следствие - получать оно стало процентно меньше. Будучи собственником, оно пыталось адаптироваться к мировому рынку, частично покрыло простой производства распродажей активов - приватизацией, в конце концов развязало чеченскую войну, чтобы получить хоть какую-то прибыль с военнопромышленного комплекса. Но смена строя в 1991-93 годах не была спровоцирована социальной революцией, хотя чуть было не закончилась гражданской войной. Российская империя, сбросив обноски ленинской идеологии и фразеологии, потеряв при этом возможность напрямую управлять 14-ю соседями, осталась наследницей предыдущей империи - СССР. Кроме долгов, от Союза в наследство осталась его плановая система соцобеспечения, которую 13 лет пыталось тянуть на себе новое государство. То, что сейчас ему это не по силам - социальные гарантии съедают деньги спецслужб - ясно как божий день.

Государство - самопровозглашённый собственник этой территории. Земля, недра, дома, люди - объявлены им своей собственностью. Поэтому государство в своей железной логике не хочет быть донором, а стремится к накоплению своих богатств. Государство - это не народ, а система различных чиновных и силовых ведомств. Народ - собственность государства. Поэтому оно не намерено пускать деньги на ветер ради благополучия народа в тот момент, когда ему просто необходимо потратить их на себя. Чтобы избежать лишних волнений, говорится о выгодах населения, о том, что льготами (а особенно в деревне) никто не пользуется, что теперь вы будете иметь хоть что-то...

Вот в этом-то и вся разница: 13 лет подряд, потеряв с нас часть дохода - он ушёл к корпорациям, по привычке денег с нас не брали, а теперь из этой ситуации относительной свободы, мы попадаем в ситуацию, когда нам деньги дают. Правда дают, предварительно забирая их в виде налогов (в т.ч. и плата ЖКХ и "естественным монополистам"), которые неизмеримо больше выдаваемого в собесах. При том, что цены в России уже почти как в "цивилизованных странах", средняя зарплата почти в 20 раз ниже, чем в США. Кстати, у нас кое-где ещё остались люди, с которых не берут. В столице РФ Москве это - различные чиновники. Наверное, не только там... Что ж, "верой и правдой!"

В принципе, до самых пострадавших - обычных пенсионеров, лишённых "святого права" на бесплатный проезд - достаточно быстро дошло, в чём тут дело. Спонтанные перекрытия автомагистралей воинственными старушками стали приметой конца ушедшего - начала этого года. В принципе понятно: даже ветеран труда, приходя в собес и получая там те копейки, которые были выделены взамен льготы, не спешил платить за проезд в городском транспорте, потому что он считает, что он и так потратил всю свою жизнь на это государство, и то, что он получил - ничто по сравнению с этим. Это его позиция, и это правильно.

Но написанный для населения властью сценарий "погони за живыми деньгами", как дешёвого способа привязать людей к государству, оказался не единственным. Практически сразу нашлись силы, выдвинувшие альтернативный сценарий. Он заключается в том, чтобы всенародно потребовать от государства сохранения льгот. И тут уместно вспомнить уже не Дебора, а (у-у-уй, глубина веков, пылища!) Макса Штирнера, который на примере свободы печати показывал, что сторонник процветания государства, ратующий за свободу от вмешательства власти, тем самым разрушает его. С другой стороны, "возможно, что государство поступит безрассудно и пожалует требуемый дар, но можно побиться об заклад, что одаренные не сумеют воспользоваться даром, пока будут видеть в государстве истину: они не оскорбят эту "святыню" и призовут на помощь против всякого, кто осмелится это сделать, кару закона..."

Итак, альтернативный сценарий выдвинут. Выдвинут теми, кто гордо именует себя "народными заступниками" или "выразителями интересов трудящихся". С лозунгами "Не дадим в обиду ветеранов!" и "Долой антинародный режим!", под красными флагами с различной символикой или без оной, с пением "Вставай, страна огромная..." или "Так пусть же красные сжимают властно...", они поначалу просто поддерживали выступления, потом стали туда приходить и возглавлять, а затем стали сами организовывать акции протеста.

Так что же они все хотят? Неужели они искренне верят в возможность народного, справедливого государства? Ничего подобного. "Народное государство" - жареное мороженое, и "красные" всех мастей отлично это понимают. Ибо за народную они почитают власть своих партий. Разная у них только фразеология и названия партий. "Народно-патриотическая" КПРФ, которую не зря прозвали "Консервативной Партией", играет на народном недовольстве, пытаясь прибавить себе политические очки к следующим выборам. Благо, финансовая база собрана немаленькая, митинги можно устраивать хоть каждый день и каждому красный флаг в зубы дать. На счастье. Только вот уходят митинги при участии КПРФ с автострад на площадки перед областными администрациями. Там народ никакого ущерба государству не наносит, а полуторачасовые крики под окнами чиновники как-нибудь перетерпят или уж сходят в гости в другой кабинет. В итоге - и показухи целая площадь, и госплан не нарушен. Но народ на выборах вспомнит и проголосует...

"Лево-правые" лимоновцы из НБП, которые держатся за акции КПРФ как за подол маминой юбки, преследуют свои интересы. Их задача - засветиться в телевизоре вместе с народом, который обычно лимоновцев справедливо сторонится или так же справедливо посылает по матушке. Их стратегия видна в их популистских лозунгах "против", в которых никогда не говорится, чего же они хотят на самом деле. В своей программе они пишут, что "к власти должны прийти люди из отчуждённых от управления слоёв...". Кем являются эти загадочные "люди", показывает их лозунг "Вся власть НБП!". Видимо, это их единственная цель, а для этого надо быть быть "страдальцами за народ", попасть в телеящик, быть на виду, авось тогда антинародный МинЮст смилуется, партию официально зарегистрируют, можно будет участвовать в выборах, попасть в госдуму, а потом заниматься тем же, чем сейчас КПРФ.

Почти аналогичная лимоновцам задача (и очень схожая цель) у других "красных" карликовых организаций - и "патриотов", и "интернационалистов". РКРП, "Трудовая Россия", различные "защиты Труда" и "партии Труда" вкупе с малочисленными троцкистскими сектами повыползали на улицы России, отсвечивая красными флагами, чтобы заявить о своей "единственности" и "уникальности", своём "заступничестве за народ". "Красные вожди" отлично понимают, что подобные митинги (в "радикальных" вариантах - помидорно-майонезный "терроризм") не смогут повлиять на уже принятое властями решение, но это для них единственная возможность заняться приятным ничегонеделанием во властных креслах различных уровней. Подсовывая народу свои сценарии, похожие один на другой, они рассчитывают на смену состава власти на свой личный состав.

Разумеется, многие из них декларируют своей окончательной целью "социализм", "коммунизм" и пр. Но "патриоты" капээсэшной закалки хорошо научились прикрывать любое свое действие "революционной" демагогией. А "интернационалисты", мечтающие об "обществе, основанном на... управлении на всех уровнях" (цит. по: "Левый Авангард", ╧ 52), понимают, что к власти и как следствие - воплощению своей мечты они могут прийти только благодаря популизму и обещаниям свобод. Но, попав во власть, "они не оскорбят эту "святыню" и призовут на помощь против всякого, кто осмелится это сделать, кару закона..."

"Красные" могут надеяться, что пребывание в Думе даст им исторический шанс, как это было в 1917-м. Но слишком большое число россиян помнит, что такое "СССР", помнит, чем заканчиваются политические эксперименты и единовластие "красных". Для тех же, кто родился позже, есть примеры Кубы и Северной Кореи, которые мало чем отличаются от Белоруссии и Туркмении. Беспартийным фанатикам-мазохистам больше не нужен Сталин, поскольку есть Путин. Остальным же уже, похоже, не нужен ни тот, ни другой. Что не может не радовать. Поэтому в выступлениях "красных" против отмены льгот есть налёт обречённости, так как полной реализации придуманных ими самими себе "исторических миссий" им уже не видать как Ленина на броневике. Обречённость преследует и тех, кто по старой памяти идёт за "красными вождями", поскольку самое большее, на что они могут рассчитывать - увидеть своего вождя в Думе.

Главная проблема "красного" пути - в их вере в чудодейственное рабоче-крестьянское государство, которое "всё вернёт". Вернёт-то оно вернёт, но вернёт себе, государству. Забирая всё, оно снова даст "льготы". Таким образом мы приходим к тому, что сценарий "красных", как и сценарий Кремля одинаково привязывают народ к государству и его выделениям. Они различаются только тем, кто в итоге должен занять ключевые посты в государстве - "питерские силовики" или "пламенные революционеры".

Единственный выход из этого круга по-настоящему революционен, и лежит вне схем и сценариев, предлагаемых с разных сторон желающими властвовать. Если помнить, что государство забирает гораздо больше, чем отдаёт, что оно тратится только на обеспечение собственного благополучия, то не зазорно взять, то, что оно даёт, и справедливо по возможности не давать ему то, что оно требует. Всё равно получать в полной мере всё, что мы заработали собственным трудом и иметь возможность самим защитить это, мы сможем только избавившись от основного нахлебника, нашего самопровозглашённого властителя - чиновничьего и силового аппарата - механизма государства. И в этом случае возможность прекращения существования паразитарной системы зависит не от партий "народных заступников", превращающих стихийные протесты в очередной спектакль, а от каждого жителя России, отказывающегося признать её господство над собой.

анархист Иванов